жаворонки

Пожалуй, нет у славян ни одного обряда семейного или аграрного цикла, в котором не использовались бы (точнее — «участвовали!») различные хлебные изделия. Это обусловлено тем, что культура еще праславянских племен была земледельческой и к выпечке, а осовенно к хлебу, отношение было особым.

Ряд названий обрядового хлеба, выпекаемого на восточнославянской территории в цикле календарных праздников, можно объединить на основании общей тематики.

Ботанический код

В день памяти Сорока мучеников, 9 (22) март, в Севастийском озере мучившихся, в южно- и западнорусских областях было принято печь хлебцы в виде шариков для домашнего скота. Среди разных типов их названий выделяются распространенные на брестско-гомельском пограничье и на Брянщине. Они имеют ботанический код, например: бобы, бобки, бабашки – ясно, что это производные от слова боб. Считалось, что эти хлебцы способствуют приплоду скота. Бобы очень продуктивное растение – отсюда вера, что это их качество посредством названия корма можно передать скоту. Не случайно, слова плодородие и приплод являются однокоренными.

История названий обрядового хлеба у славян

В Рязанской и Тульской губерниях на Юрьев день для ягнят пекли шишки.

В Фатежском и Поныровском районах Курской области еще в середине XX в. накануне Вербного воскресенья, в Лазареву субботу, пекли хлебные шарики, которые давали скоту «от сглаза» и которые назывались вербочками. Другими словами использовали хлеб в обрядах, связанных со скотом, имеющий в названии некий ботанический код.

Скотоводческий код

В другую группу можно объединить названия обрядового хлеба, имеющие скотоводческий нуминационный код.

Так, в Курской и Орловской губерниях в день памяти святых мучеников Флора и Лавра, 5 (18) августа, который считался праздником лошади, пекли ковриги (каверги) с копытом. Основой мотивации названия стало копыто лошади, трансформированное в своеобразную вмятину на ритуальном каравае.

К этому же номинационному коду можно отнести каравай. Н. И. Толстой полагал, что слово каравай поначалу означало свадебный хлеб, и связывал его со словом «корова» общеславянское korva или krъvъ – бык. Эта этимология подтверждается тем, что корова символизирует невесту, бык – жениха, т. е. на символику каравая, по мнению ученого Н. И. Толстого, проливает свет свадебный Фольклор. Подтверждение этому находим в «Свадебных чинах» «Домостроя» (старшей редакции), где предписано обязательное употребление караваев на свадьбах. На Волыни пекли на поминки девицы (здесь на лицо связь похоронного и свадебного обрядов). Каравай часто сдабривают коровьим маслом и сыром, встречается мотив рогатости каравая. С рогами связаны названия украшений на каравае, например: скрученные из теста рожкi или рiжки – ветви, обвитые тесто (украинское, львовское).

Орнитологический код

Еще одна группа названий обрядового хлеба имеет орнитологический код. Хлебцы орнитоморфного типа выпекали главным образом на Благовещение Пресвятой Богородицы, 25 марта (7 апреля), и на день памяти Сорока мучеников. На большей части восточнославянской территории орнитоморфные хлебцы называли жаворонками. Выпекание таких хлебцов входило в цикл обрядов восточнославянского празднования встречи весны.

Здесь же можно объяснить название пасхального хлебакулич. Если согласиться, что этимология этого названия восходит к весеннему хлебу, который пекли в честь прилета куликов. Одним словом, пасхальный кулич связан с весенним орнитоморфным печеньем, которое пекут на день на день святых Сорока мучеников и Благовещение.

Земледельческий код

Большой интерес, на мой взгляд, представляют наименования обрядового хлеба, имеющие земледельческий код. Например, в Западном Полесье на Благовещение пекут печенье, имитирующее некоторые сельскохозяйственные орудия, называют их соответственно: борона, серп, плуг, плужок, коса, сошничок.

 Один из видов обрядового хлеба, имеющих земледельческий код, называется Четверговый житник. Его пекли в Каргополье в Чистый четверг (в страстную седмицу Великого поста). Слово житник – суффиксальное-производное от «жито» (zito), которое изначально было общеславянским обозначением хлебных культур и которое связано с глаголом ziti, что указывает на восприятие хлеба как основы жизни, характерное для земледельческой культуры. В свою очередь, осознание хлеба как символа жизни помогло народу воспринять слова Евангельского благовестия: «Я есмь хлеб жизни» (Ин, 6:35).

В Курской области (Кореневский и Суджанский районы) хлеб из зерен нового урожая называли богатье, збоже. Богатье образовано от общеславянского «богат», суффиксально – производное от «бог». Слово «бог» — индоевропейское, родственно древнеиндийскому bhaga — «господин», древнеперсидскому «господин, бог» и др.

Земледельцу, непосредственно включенному в окружающую среду и природные ритмы, было присуще циклическое восприятие времени. Оно нашло отражение в народном аграрном календаре. С принятием христианства аграрные праздники были включены в церковный календарь времени. Об этом свидетельствует соотнесение народом каждого дня в году с церковными поминовениями святых, также двунадесятыми и великими праздниками.

Христианский код

Среди названий обрядового хлеба, имеющих христианский код, можно выделить мотивированные названиями временного периода, к которому пекся хлеб.

Так, в Карпатах существовала традиция печь особый новогодний хлеб, который назывался Маланка или Василь. 31 декабря (13 января). Церковь празднует день памяти преподобной Мелании Римлянины, а 1 (14) января – святителя Василия Великого, епископа Кесарии Капподакийской. Название хлеба Василь можно сопоставить с названием другого обрядового блюда – новогоднего кесаретского поросенка (соответственно от Василия Кесарийского, в народном произношении — Кесаретского). Пример подобной номинации обрядового хлеба мы встречаем также в день памяти св. великомученика Георния Победоносца 23 апреля (6 мая). Этот день на всей территории Припятского Полесья называется «Юрий», а выпекаемый к этому дню хлеб в Брестской и Волынской области – юрий, юрчик, юрьевик.

В ряде русских деревень до середины XIX века существовал обычай, согласно которому за два дня до Благовещания Пресвятой Богородицы приходские просвирни собирали с прихожан ржаную муку, из которой пекли просфоры. Пекли просфоры и из пшеничной муки, которые в отличие от ржаных использовали в литургии. Мирские (из общей муки) просфоры приносили в церковь к обедне, и за проскомидией священник вынимал из них частичку о здравии. Эти просфоры, как и испеченные из ржаной муки, широко использовали в аграрных обрядах.

В Малоритском уезде Брестской губернии печенье в виде птичьей лапы на Благовещение называлось благовстнички.

3

Пасха у верующих считается праздником праздников и не входит в число двунадесятых. В «Толковом словаре» В. И. Даля читаем: «Пасха (в народном произношении паска) – малоросское, новгородское, тверское – освященный кулич, коровай». Засушенные кусочки кулича в Карпатах давали съесть скоту в день памяти св. Георгия Победоносца. В Полесье еще в XX в. по широко распространенной традиции кусочек пасхи оставляли до дня выгона скота на пастбище, когда скармливали его корове. Также окрайчик (кусочек пасхального кулича) привязывали на рог корове с целью защиты от порчи.

В Белоруссии обрядовое кормление скота сопровождалось специальными приговорами, например, таким: «Караука, я к тебе с хлебам и пасхай, а ты мне с малаком и лаской» (Гомельская обл.).

Накануне Великого поста, в воскресенье, во всех храмах совершался чин прощения – отсюда Прощеное воскресенье, во всех храмах совершался чин прощения – отсюда Прощеное воскресенье. В Курской губернии пекли специальные прощаные булки или хлебцы, которые назывались тужениками.

В Украине первый день Великого поста называли «чистым» и «жилявым». В тот день садились есть хрен с квасом и коржи без масла, коржи эти назывались жалованники, точнее, жиляники. Жесткие сухие жиляники напоминают, что широкая масленица окончилась и наступили дни Великого поста.

Название жалованник происходит от глагола «жаловаться» в значении «печалиться», «огорчаться».

В Словакии хлеб с подобным названием – пекли на похоронах, его получала женщина, обряжавшая умершего. Блины, которые пекли в субботу и на первой недели Великого поста, назывались тужилки. Название тужилки, туженики – от глагола «тужить» (по масленице).

В середине Великого поста, в среду или четверг на Крестопоклонной неделе, выпекали особое печенье – кресты. Название мотивировано формой печенья. В кресты клали (запекали) разные вещицы, например, монетку, кольцо и т. п. Тот кому доставался крест с таким предметом, — должен был весной начинать пахоту и сев. Считали, что если на этом человеке есть Божье благословение, то урожай будет хорошим. Очевидно, что данную традицию породило стремление узнать Божью волю. В настоящее время прихожане некоторых храмов Москвы в середине Великого поста, на Средокрестие, пекут из постного теста кресты и вкладывают в них записочки и цитатами из священного писания, потом эти кресты раздают пастве. Кресты, как правило, съедают, а записочки со вниманием прочитывают.

Кресты широко использовались в обрядах, что обусловлено верой народа в крест как в орудие победы Христовой. В то же время крест в славянской языческой традиции символизировал Солнце, что с точки зрения христианского благовестия имело глубокий провидческий смысл. То, что кресты пекли на Крестопоклонной недели, безусловно, влияние христианства.

Среди названий, отражающих форму обрядового хлеба, — уже упоминавшийся Благовещенская и Фроловская просфоры, которые имеют двойную мотивацию: в их названиях отражено также время приготовления хлеба.

Просвирки
Просвирки

В XIX в. в Малоархангельском уезде Орловской губернии в Вербное воскресенье пекли просвирки – булочки в виде фигурок животных, в которые клали вербу. В той же губернии просвирками назвали похожие по форме на церковную просфору булочки, которые пекли на поминки. В орловских говорах название подобного обрядового хлеба – поминка – мотивировано его функцией. Как в случае с названием Фроловская просфора или Благовещенская просфора (просвира), мы наблюдаем перенос названия специального церковного хлеба на обрядовый хлеб календарного и семейного цикла. То, что просвирой называли зооморфный обрядовый хлеб, по всей вероятности, явление позднее, оно свидетельствует о постепенном разрушении обряда.

В Нерехотском уезде Костромской губернии в Вербное воскресенье для скота пекли барашки с целью обеспечения приплода. В этот день овец считали именинниками, что можно объяснить влиянием богослужебных текстов этого дня, в которых упоминается «жребя», «жребя осле», а на праздничной иконе мы видим его изображение.

Подобно тому как пальмовые ветви на Руси были заменены на вербу, та и «жребя в осле» в народном представлении могли быть заменены овцой, барашком. В юго-восточной Чехии, в Моравии, южной части средней и Западной Словакии в Вербное воскресенье пекли печенье в виде барашка. Эта выпечка связана с пред пасхальной символикой – агнец, барашек – как символ Христа. Еще в тот день в храмах освящали вербу, — отсюда название обрядового хлеба вербочки.

Праздник Вознесения Господня, всегда в четверг, на сороковой день после Пасхи; через десять дней после него — Пятидесятница, или день Пресвятой Троицы. К вознесению приурочены обряды, характерные только для этого дня.

В народе бытовала легенда, согласно которой с Пасхи до вознесения Спаситель ходит по земле в крестьянской одежде, обутый в лапотки и онучки. Вознесение верующие воспринимают также как поминальный день. На Украине в этот день поминки устраивали на могилах предков. Раньше на Вознесение обычно пекли блины (Христовы, Божьи онучки). В Молдавии в сочельник пекли рождественский слоеный пирог Pelince Domnului – «Божьи пеленки», который посылали в подарок знакомым. В основе данной традиции – предание о том, что накануне рождения Спасителя женщины принесли в подарок Богоматери пеленки.

В Кадниковском уезде Вологодской губернии пекли сочни с овсяной крупойХрисовы(е) окутки (от глагола кутать) В Двинницкой волости того же уезда соченья с овсяной крупой называли онучками. Название блинов и сочней «онучи» вводит мотив обутости, неразрывно связанный с мотивом дороги на «тот» свет

Еще на Вознесение пекли лесенки, которые, как блины, являлись традиционным обрядовым хлебом с поминальной символикой. Их обычно пекли на похороны. Это были продолговатые лепешки. Печенье в виде лесенки могло называться «Богу на дорогу» и воспринималось как символ дороги на небо.

Вероятно, традиция печь в этот день блины – Божьи онучи или лесенки сложилась в результате преломления в народном сознании одного из церковных преданий. Мотив дороги на небо – мотив поминальный. То, что на поминки пекли не только блины, но и лесенки, можно объяснить тем, что символ лестницы как дороги в Царство Небесное был известен народу из церковных служб, церковного календаря: вспомни сон Иакова (паремия на Богороднические праздники, а также распространенный иконографический сюжет) или преподобного Иоанна Лествичника, названного так за свое творение «Лествица».

В Саратовской и Костромской губерниях лесенки из теста пекли в день его памяти, приносили в храм и после обедни служили над ними молебен с водоосвящением. Часть лесенок оставляли священникам, остальные раздавали нищим. В Костромской губернии, кроме Вознесения, лестницы пекли в Среокрестие, в Великую пятницу, в Великий четверг, в день Алексия, человека божия и даже в сочельник – налицо размывание календарной прикрепленности акта выпекания. Данное явление объясняется утратой функциональной связи реалии с поминальной обрядностью.

«Образ лестницы, — пишет он, — как некоего моста между живым миром мертвым, между землей и небом, присущ многим культурам. Отсюда широко распространившийся обычай печь лесенки на похоронах и поминки. В этом случае мы имеем пример взаимной поддержки двух знаковых систем: дохристианской и христианской.»

Смешанный код

5

Некоторые названия выпечки могут иметь смешанный код (например, лошадиный крест). Обрядовый хлеб с таким названием выпекали в Касторенском и Горшечекском районах Курской области на Крестопоклонные недели Великого поста. Его хранили до праздника Покрова Божией Матери (1 (14) октября), а на Покров скармливали лошадям. Название обрядового хлеба четверговый житник содержит христианский и земледельческий код; название вербочки – ботанический, но одновременно отражает символику праздника входа Иисуса Христа в Иерусалим.

Итак, ряд названий обрядового хлеба, выпекаемого на восточнославянской территории, можно объединить в тематические группы, имеющие следующие коды: орнитологический, ботанический, скотоводческий, земледельческий и христианский.