Метерлинк М. Синяя птица

1

…Стоило только надеть шапочку и повернуть алмаз справа налево, и тогда открывались души предметов, тогда человек мог видеть душу хлеба, вина, перца, сахара всех решительно других предметов вокруг себя. Надо было повернуть алмаз немного дальше – и было видно прошлое, еще немного и было видно будущее.
– Хочешь примерить? – спросила фея Тильтиля.


И Тильтиль надел зеленую шапочку и повернул алмаз. И вдруг старая фея превратилась в чудесную сказочную принцессу. Камни стен в хижине дровосека начали светится, делаться синими, прозрачными и ослепительно сверкать. Вся бедная обстановка комнаты волшебно изменилась. Простой некрашеный кухонный стол обратился в беломраморный. Из квашни полезли странные смешны человечки, цвета хлебной корки, осыпанные мукой. Это были души хлебов, которые пекла жена дровосека. Они принялись прыгать вокруг стола, а за ними, извиваясь от смеха, гонялся выскочив из очага, долговязый красный верзила, от которого довольно скверно пахло. Там, где лежали собака и кошка, вдруг появились две фигуры – души собаки и кошки.
– Что это за господин с собачьей головой? – спросил Тильтиль.
– Разве ты не узнаешь? – ответила фея. – Это душа вашей собаки.
Рыча и прыгая, Пес бросился к Тильтиль, целовать его и говорить:
– Божество мое! Здравствуй! Здравствуй! Наконец-то я могу говорить с тобой. Сколько я ни лаял, ни вилял хвостом, ты не понимал меня. Здравствуй! Здравствуй! Я люблю тебя! Я тебя!
А кот, пригладивши волосы гребнем, умыв руки, прихорашивал свои усы и, церемонно протягивая руку Митиль, говорил:
– Здравствуйте, барышня! Как вы сегодня красивы!
Из угла, где был кран для воды, послышался шум: это в раковину светящимися струями текла вода. И вдруг из этих струй вышла душа воды, похожая на молодую девушку, с распущенными волосами, и сейчас же завела драку с огнем. Со стола упал кувшин с молоком и разбился, и тогда из молока, разлившегося по полу, поднялось большое белое существо, конфузливое и приветливое.
– Кто эта дама в рубашке? Его она боится? – спросил Тильтиль.
– Это душа молока, – ответила фея.

2

Сахарная голова, стоявшая подле шкафа, вдруг стала расти, шириться. Бумага, в которую была завернута она, лопнула, и оттуда вышло смешное существо, в платье на половину в бeлом, на половину в синем, с глуповатой улыбой на лице.
– А это душа сахара, – сказала фея.
– А есть у него леденцы? – спросила маленькая Митиль.
– О, да! – ответила фея. – Все карманы у него набиты леденцами, и каждый палец – леденец.
Вдруг лампа упала со стола. Вспыхнуло пламя и превратилось в светящуюся молодую девушку необычайной красоты, в ослепительно сверкающих прозрачных одеяниях.
– Это королева! – воскликнул Тильтиль.
– Это святая дева? – шепнула Митиль.
-Это душа святая! – ответила фея.
И как раз в эту минуту кто-то три раза стукнул в дверь.
Тильтиль догадался, что это отец, услыхавший шум в комнате где спали дети.
– Поверни скорее алмаз! Слева направо! – заторопила фея.

3

Мальчик повернул алмаз, но так быстро, что души предметов не смогли успеть вернуться на свои места. Стены хижины перестали светиться, фея успела снова стать безобразной старухой; но в общей суматохе Огонь метался по комнате и ни как не мог найти своего очага: один из Хлебов не нашел себе места в квашне и принялся рыдать и кричать от ужаса; Вода никак не могла попасть обратно в кран, а Сахар, суетясь вокруг своей обертки хныкал:
– Я порвал свою обертку.
Пес и Кот замешкались тоже.
Плохо пришлось молоку: кувшин его был разбит.
А стук в дверь повторился, еще и еще.
Тогда фея предложила всем идти вместе с детьми за Голубой птицей.
– Скорее! Скорее! Терять времени нельзя! – торопила фея.
Удлинилось и раскрылось окно, и все осторожно вышли через него, а в комнате снова стало темно; и когда приоткрылись двери и в комнату заглянули дровосек и его жена, все было тихо и спокойно. И оба – и мать, и отец – решили: дети спят на своих кроватках.

Leave a Reply