Р. Госинни Малыш Николя веселится Шоколадная фабрика

Мы никак не могли дождаться четверга – учительница сказала, что наш класс поедет на шоколадную фабрику.

– Надеюсь, – сказала учительница, – вы оденетесь как подобает… Если хотите, я подожду пока вы договорите, Николя… Так. На фабрике вы будете вести себя хорошо и слушать внимательно; имейте в виду: потом я попрошу вас описать все в сочинении. Приходите в школу к двум часам; не опаздывайте, ждать никого не будем.

В четверг я пришел в школу в полпервого, но все ребята уже были там. Альцест жевал яблоко, потому что не успел дома съесть десерт, и у него был пакет с едой. Над Аньяном все смеялись – из-за его портфеля.

– Я взял тетрадь, чтобы на экскурсии все записывать, – объяснил он. Для сочинения.

У него не все дома, у этого Аньяна!

Потом пришла учительница, одетая классно; вместо привычного портфеля у нее была сумочка, а на голове – шляпка.

– Ну-ка поглядим, – сказала. – Так, неплохо. Кое-какие шевелюры лучше бы причесать, но в целом… Альцест! Вытри подбородок и выбрось этот огрызок. Хорошо. Автобус сейчас приедет, и мы поедем! Предупреждаю: первого же, кто начнет шалить в автобусе, я ссажу, и на фабрику с нами он не попадет!

Все залезли в автобус; мы радовались, и никто не дурачился. Каждый раз, останавливаясь на красный свет, шофер оборачивался посмотреть на нас, и вид у него был удивленный.

Мы подъехали к фабрике, которая оказалась очень, очень большой; учительница велела выходить и сказала Альцесту, чтобы он стряхнул со свитера крошки круассана; мы построились и вошли внутрь. Там ждала очень милая дама, она все время смеялась, глядя на нас, а потом провела всех в здоровенный кабинет; за столом сидел совсем лысый человек, который встал и пожал учительнице руку. Потом он посмотрел на нас, вздохнул и сказал:

– Дети, добро пожаловать на шоколадную фабрику Груйо, директором которой я являюсь. Думаю, все вы любите шоколад?.. Хе-хе… Кто любит шоколад, поднимите руку!

Руку подняли все, кроме Аньяна.

– Что такое, Аньян? – спросила учительница.

– Мне от шоколада бывает плохо, – объяснил Аньян. – Еще когда я был маленьким, доктор сказал, что нельзя его есть, потому что…

– Хорошо, хорошо, хорошо, – сказал директор. – Я вижу, все вы любите шоколад; так вот, в конце экскурсии вас всех ждет маленький сюрприз…

В кабинет вошел еще один человек, в белом фартуке, и директор сказал, что это месье Ромарен, он-то и покажет нам фабрику. Мы вышли во двор, где стояла куча грузовиков, и пошли к большой двери. Перед входом месье Ромарен спросил:

– Кто-нибудь из вас знает, как делают шоколад?

– Шоколад делают из какао и сахара, – ответил Аньян. – Какао – это семена дерева какао из рода Теоброма, которое происходит из Мексики. Оно культивируется в тропической Америке, в Африке, в Азии. Оно…

– Ясно…Давайте войдем, – сказал месье Ромарен.

Мы вошли внутрь; там было так классно, вы не представляете себе, как там хорошо.

Учительница приложила к носу платочек, и месье Ромарен сказал:

– Ну конечно, поначалу, с непривычки запах кажется чересчур сильным.

Месье Ромарен привел нас в большой цех, где стояло что-то вроде больших кастрюль, в которых перемешивали шоколад. Месье Ромарен начал рассказывать про эти кастрюли, но тут Жоффруа потянул меня за рукав.

– Пойдем посмотрим с другой стороны, – сказал он, – там классно.

Мы пошли, и это было здорово! Сами ехали большие ленты, а на них было полным-полно плиток шоколада. Вокруг лент стояли женщины в белых передниках, которые смотрели нас смеясь, и одна из женщин сказала:

– У меня впечатление, зайчики, что вы не прочь полакомиться нашими плитками.

Мы побоялись ответить, и тогда женщина каждому из нас дала по большой плитке.

– Николя! Жоффруа! Немедленно идите сюда! Что за безобразие?

Это учительница нас увидела и позвала.

И мы побежали назад со своими плитками.

– Переходим к следующей операции, – сказал месье Ромарен. – Я попрошу вас не подходить близко к машинам, это может быть опасно.

– Где вы достали шоколадки? – спросил Альцест.

– Вон там, около двери, – сказал я. Иди, тебе их тоже дадут.

И Альцест пошел туда с Эдом и Руфюсом. А мы двинулись за месье Ромареном, кусая свои плитки. Месье Ромарен показывал машины, и, стоило ему обернуться, он каждый раз сталкивался с Аньяном, который все время был позади него и записывал все в свою тетрадь.

– Кого-то не хватает! – закричала учительница.

– Извините? – не понял месье Ромарен.

– Где ваши товарищи? – спросила учительница; она был очень недовольна.

К счастью, Альцест, Руфюс и Эд как раз прибежали с плитками шоколада.

– Я запрещаю вам отходить в сторону! – закричала учительница. – Вы только посмотрите на себя! Все лица в шоколаде! А твоя рубашка, Руфюс! Тебе не стыдно?

Руфюс обтер грудь рукавов, и учительница сказала, что, если мы не будем соблюдать дисциплину, она отведет всех нас назад в автобус. Месье Ромарен, который ушел вперед с Аньяном, обернулся и побежал к нам.

– Послушайте, – сказал он, – думаю, нам не следуют слишком задерживаться.

– Разумеется, – сказала учительница, она была вся красная. – Простите их, пожалуйста, они немного… Жоаким! Не суй руку в тот бак! Ну вот! Теперь тебе придется ее вытереть!

– У меня нет носового платка, – сказал Жоаким.

И он заплакал. Тогда учительница дала ему свой платочек, Жоаким вытер перепачканную шоколадом руку, высморкался, вытер глаза и хотел вернуть платочек учительнице. Но учительница сказала, что Жоаким может оставить его себе. Она у нас классная!

Жоаким засунул платочек в карман пиджака. Ну и потешный же он был, наш Жоаким, – все лицо в шоколаде!

Ну что, можно продолжать? – спросил Жоаким, что там было вкусного в баке.

– Да ничего, – сказал Жоаким. – Я лизнул, но было не сладко, хочешь сам попробуй.

Клотер пошел, и когда он вернулся, то сказал, что правда совсем невкусно, и попросил у Жоакима платок.

– Тише! – крикнул месье Ромарен.

Месье Ромарен сказал, что мы переходим в последний цех, где упаковывают готовую продукцию, и там нам понравится, потому что можно будет все попробовать.

Мы вошли в цех, и учительница закричала:

– Мексан! Что ты там делаешь?

Мексан от неожиданности выронил конфету, которую держал в руке. Но учительница не успела сказать ему все, что хотела, потому что месье Ромарен очень спешил.

– Здесь вы видите конфеты со сливочной начинкой, с фруктовой, с ликером, а там, сзади… О! прошу прощения!.. А, это опять ты! Ты все время путаешься под ногами… А, вот плитки шоколада… Ну вот, теперь можно попробовать.

Это было что-то! Мы съели кучу потрясных вещей. Все было сладко, вкусно, таяло во рту, и когда я стану взрослым, то пойду работать на шоколадную фабрику.

– Экскурсия закончена, – сказал месье Ромарен. – Сейчас мы вернемся к господину директору, который приготовил для вас сюрприз.

Перед кабинетом директора учительница велела всем вытереть лица, и Жоаким дал нам свой платок. И когда директор нас увидел, то вытаращил глаза.

– Хм! – сказал он. – Я вижу, вы времени зря не теряли. Ну что ж! Дети, чтобы у вас остались хорошие воспоминания о посещении нашей фабрики, «Шоколад Груйо» делает вам сюрприз.

И директор дал нам по пакету с кучей шоколада, а Клотер заплакал.

– Мне плохо! – сказал он.

Хорошо, что учительница успела вывести его.

В автобусе мы болтали об экскурсии и ели шоколад из пакетов, а учительница ничего не говорила, потому что все время смотрела в окно.

Дома я не ужинал – мне тоже стало плохо. Но все равно, экскурсия на шоколадную фабрику была классной. Недоволен был только Аньян. Потому что сочинение о посещении фабрики мы писать не будем; учительница сказала, что не желает никогда в жизни слушать об этом.